Публикации

30 Июня 2012
Французский опыт, накопленный в Альпах, пригодится в России, The Moskow Times

Лоран Вижье, директор по европейским и международным делам компании Caisse des Depots et Consignations, рассказал об амбициозных планах строительства к 2020 году ряда горнолыжных курортов на Северном Кавказе, а также о проблемах безопасности и окружающей среды в этом неспокойном регионе.

— Мы знаем, что Caisse des Depots и компания «Курорты Северного Кавказа» создали совместное предприятие. Как родилась идея этого СП?

— Идея создания этого совместного предприятия возникла на государственном уровне у французского и российского президентов во время саммита «большой восьмерки» в Довиле в прошлом году. Сотрудничество Франции и России в развитии Северного Кавказа имеет долгую историю, которую можно проследить от 1970-х годов.

В то время Франция строила большой горнолыжный курорт в Альпах, и [французский] президент Жорж Помпиду и генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза Леонид Брежнев подписали соглашение от имени своих стран о строительстве горнолыжных курортов на Северном Кавказе по французской модели. Тогда этого не произошло из-за отношений между Востоком и Западом в целом. После распада Советского

Союза французские специалисты приехали в Россию, отправились на Кавказ и определили возможные места для строительства новых горнолыжных курортов в этом регионе. То есть такого рода проекты в течение длительного времени обсуждаются в рамках франко-российского сотрудничества.

Но по-настоящему этот проект стал развиваться после решения двух президентов о том, что это необходимо. Фактически, когда мы приступили к сотрудничеству год назад, компания «Курорты Северного Кавказа» уже начала работу, то есть мы не были первыми. Наша цель — обеспечить, чтобы этот проект перешел от чертежей к реальности и чтобы он был построен в соответствии с самыми высокими международными стандартами — бизнес-стандартами, экологическими и социальными; мы хотим, чтобы этот проект состоялся. Это наши ключевые обязательства. Наши инженеры находятся непосредственно на строительной площадке, проверяя все планы, осуществляя общее планирование проекта и внося улучшения. Мы создали совместное предприятие, которое уже работает и имеет юридический статус. В настоящее время мы находимся в процессе завершения найма топ-менеджеров. Мы планируем, что в ближайшие месяцы тридцать человек будут работать в России, в Москве. Их задачей станет оптимизация планирования проекта и всех его технических аспектов. Создать горнолыжный курорт — это комплексная задача, потому что необходимо учитывать окружающую среду курорта, инфраструктуру, маркетинг и прочие факторы. Сточки зрения финансового структурирования и маркетинга проекта нашей целью является привлечение как можно большего числа промышленных и финансовых французских инвесторов и международных партнеров. Мы работаем над стратегиями брендинга и маркетинга проекта, потому что в настоящее время Кавказ является новым туристическим направлением. Около миллиона жителей России приезжают каждый год на Кавказ, для того чтобы пройти оздоровительные процедуры, заняться трекингом, альпинизмом или катанием на горных лыжах, но для иностранцев необходимо создать образ Кавказа.

— Что вы можете рассказать об истории Caisse des Depots, а также об опыте компании в строительстве горнолыжных курортов?

— Caisse des Depots — это организация с 200-летней историей. Это прежде всего финансовая организация: мы начинали с финансирования проектов на местном уровне. Но когда мы осуществляем финансирование на местном уровне, мы также разрабатываем решения технического, управленческого характера, занимаемся обслуживанием поставок и промышленными вопросами — то есть мы одновременно являемся финансовым учреждением, а также промышленной и сервисной группой. Когда Франция решила строить и развивать горнолыжные курорты во французских Альпах, Caisse des Depots сначала вошла в проект как финансовая организация, но, как только это произошло, мы создали компании для строительства курортов, а затем и для их управления. Таким образом, теперь среди дочерних компаний Caisse des Depots Group есть Compagnie des Alpes, крупнейший в мире оператор горнолыжных курортов. В нашем портфолио девять из десяти крупнейших горнолыжных курортов в мире, в числе которых такие известные, как Валь д'Изер.

— Чем Caisse des Depots интересно участие в данном проекте на Северном Кавказе?

— Мы заинтересованы в нем в первую очередь потому, что наша цель — служить интересам общества и экономического развития [в регионе]. Очевидно, что это долгосрочный инвестиционный проект, который будет полезен для экономического развития региона Северного Кавказа. Наряду с этим он будет способствовать интеграции России в мировое экономическое сообщество, а также укреплению связей между Францией и Россией, между Европой и Россией. Так что с этой точки зрения, мы считаем, проект может принести огромную пользу в налаживании внешних отношений. Кроме этого проект нам интересен, поскольку его реализация станет поводом экспортировать наши знания, технологии и обеспечит возможность хороших инвестиций в горнолыжный объект, что является традиционным видом деятельности для Caisse des Depots, потому что мы активные участники горнолыжного сектора Франции на протяжении более чем пятидесяти лет. И мы уже активно работаем на Кавказе! Помимо совместного проекта с «Курортами Северного Кавказа», наша дочерняя компания Compagnie des Alpes в настоящее время управляет строительством одного из олимпийских горнолыжных объектов, которое должно завершиться к 2014 году. Таким образом, для нас это своего рода знакомство с потенциалом Кавказа; мы можем всесторонне его оценить и видим, что здесь реально построить горнолыжный курорт суперкласса, который будет и эффективным, и прибыльным.

Что именно из французского опыта будет использовано в этом регионе?

Существует специфика французского подхода к такого рода проектам. Это не только вопрос строительства отелей или горнолыжных подъемников. Мы работаем с прекрасными гостиничными компаниями, с отличными, всемирно известными производителя ми подъемников, такими как Pasmal Ski. Но наш главный вклад в этот проект — концепция территориального развития. Задача состоит не только в том, чтобы расположить отель за отелем и курорт за курортом, — надо продумать и разработать развитие всего региона, и довольно большого. Для такого рода проектов во Франции сложилась очень хорошая модель. Когда мы строили горнолыжные курорты в Альпах, мы не просто разрабатывали один курорт — мы решили разработать двадцать одновременно. Идея состоит в том, что недостаточно думать только об одном горнолыжном курорте, нужно разрабатывать кластер, а когда вы это делаете, то думаете не только о горнолыжном курорте, но и о его доступности, инфраструктуре, последствиях для окружающей среды, в том числе для местного населения, и создании как можно большего числа рабочих мест и так далее. Так что это своего рода комплексный подход, который, вероятно, является нашим наибольшим вкладом в проект.

— Насколько успешным, на ваш взгляд, будет этот проект? И как вы определяете успех?

— Мы развиваем этот проект как франко-российский. Но он не будет закрытым. Наша идея заключается в том, что французский опыт и финансовые возможности помогут довести уровень этого проекта до самых высоких международных стандартов. Для меня главным показателем успеха будет в первую очередь то, что он сможет состояться. Это важно, потому что Россия — огромная страна с большим потенциалом, способная доводить дела до конца, но иногда что-то происходит не так быстро или не таким образом, как ожидалось. Что мы действительно хотим сделать, так это доказать, что [даже] в этом регионе, сложном, с определенной волатильностью [это возможно]. В таком случае мы покажем, что да, Россия может это делать. Россия будет проводить зимние Олимпийские игры, и они могут помочь ей добиться успеха в развитии Северного Кавказа.

Вторым показателем успеха станут хорошие инвестиции и демонстрация возможностей и опыта французских горных технологий, развитие в этой области. Таким образом, если мы достигнем успеха здесь, мы можем сделать это в каком-нибудь другом месте в мире, и это очень важно.

В-третьих, необходимо привлечь в проект как можно больше международных партнеров и инвесторов.

И в-четвертых, я думаю, мы должны воплотить данный проект в соответствии с самыми лучшими экологическими и социальными стандартами. Мы здесь не с самого первого дня.

Некоторое предварительное планирование уже было сделано. Мы хотим улучшить схему: любой проект всегда можно усовершенствовать. Мы считаем, что природа Кавказа — это не проблема проекта, это его капитал. Мы обязаны уважать и ценить окружающую среду и должны обновить и улучшить имеющийся на данный момент проект. Сделать это, безусловно, можно, и мы работаем в этом направлении вместе с нашими российскими партнерами. Мы также считаем, что разнообразие региона и его местного населения [тоже] не проблема. Все это важно для проекта, потому что люди едут на Кавказ не затем, чтобы найти там что-то похожее на Австрию или Швейцарию. Они едут на Кавказ, потому что у региона есть свое лицо. Если здесь живет 100 различных национальностей, это означает, что регион сложный. Он сложен в управлении, могут быть какие-то больные темы, но это означает также, что он имеет свою культуру и традиции. И мы считаем, что они должны быть частью проекта: они станут его душой.

— Как вы думаете, этот проект может улучшить социальные и политические условия на Северном Кавказе?

— В настоящее время Северный Кавказ ассоциируется с насилием. Люди видят заголовки в газетах, слышат плохие новости, но в действительности не много знают о Кавказе кроме этого. Реальность такова, что Северный Кавказ — это регион, в котором существует некоторая степень насилия и есть проблемы. Но это также регион с очень хорошей демографией — самый молодой регион России, в Северо-Кавказском федеральном округе живет 25 миллионов человек, и это область, расположенная недалеко от многих крупных населенных пунктов. Он не очень далеко от Москвы и Санкт-Петербурга — около двух часов на самолете, один час полета от Стамбула и три часа — от Абу-Даби и Дубая, то есть регион действительно имеет центральное положение.

На Северном Кавказе существует большая проблема безработицы. Мы хотим, чтобы благодаря этому проекту были созданы рабочие места, потому что лучшая гарантия безопасности — это когда в проекте заинтересованы многие люди. Если вместо того, чтобы думать, что проект является чем-то навязанным из-за рубежа и что они должны с этим смириться, люди будут понимать, что он обеспечит рабочие места для их детей, возможность повышения уровня жизни, он станет позитивным. На самом деле это и есть ключ к безопасности и успеху проекта.

— Некоторые природоохранные неправительственные организации обеспокоены влиянием этого проекта на окружающую среду. Вы разделяете эти опасения? Ведете ли вы диалог с этими природоохранными организациями?

— Конечно. Мы находимся в диалоге с этими организациями. Некоторые из них к нам обращались — мы совершенно не против этого, — и, я думаю, следует продолжать диалог, основанный на фактах. Очень важно не опираться в диалоге на слухи. Мы обязаны опираться на проверенную информацию, но также должны сделать этот проект лучшим в своем классе. [Нам необходимо] рассматривать окружающую среду как капитал, а не как проблему проекта. [В регионе] есть некоторые охраняемые территории, и нужно это учитывать. Но также понимать, каков общий размер проекта. Когда люди думают об этом, они порой не знают региона, недооценивают его размер. На самом деле мы собираемся развивать около одного процента общей поверхности северокавказских гор. Один процент. Это очень немного: воздействие будет весьма ограниченным. В целом территория горнолыжного проекта будет примерно эквивалентна проекту на испанской стороне Пиренейских гор, которые в три раза меньше, чем Кавказ. То есть данная местность, конечно, не будет чересчур освоенной. Это будет очень важный и должным образом управляемый проект. Мы не хотим чрезмерности, однако намерены сделать горнолыжный курорт мирового класса, и вместе с тем мы уважаем и хотим сохранить природу, которая делает этот регион уникальным.

— Можете ли рассказать о конкретных недостатках и преимуществах пяти участков, которые вы разрабатываете?

— На мой взгляд, интересно то, что эти пять участков могут обеспечить широкий спектр предложений. Конечно, они обладают различными характеристиками, но я думаю, что в целом они смогут обеспечить комплекс услуг. Россия — зимняя страна. Но из-за недостатка туристических мощностей у людей нет возможности кататься на горных лыжах. Есть много вариантов для занятий беговыми лыжами, но совсем немного для горных. Молодые люди хотят встать на лыжи, и им надо учиться кататься. То есть им нужны учебные склоны и прочее. Лучшие курорты для этого, я бы сказал, Лагонаки (Краснодарский край. Республика Адыгея) и Матлас (Республика Дагестан). Они будут превосходны для таких целей, потому что склоны не слишком крутые, не слишком высокие и на этих курортах есть возможность развивать круглогодичный туризм в окружении живописных природных пейзажей. Таким образом, для семейного отдыха, я думаю, Лагонаки и Матлас станут курортами самого высокого класса.

Кроме этого есть три курорта Центрального Кавказа: Архыз (Карачаево-Черкесия), на котором совсем недавно заработали первые новые французские подъемники Poma Lifts; гора Эльбрус-Безенги (Кабардино-Балкария) и Мамисон (Республика Северная Осетия). Эти три курорта будут курортами мирового класса. Они гораздо выше: верхняя остановка подъемников будет находиться на высоте 4200 метров, что выше, чем в Альпах. Самая высокая станция подъемников в Альпах находится в Шамони на Монблане на высоте 3800 метров. Соответственно, здесь будет на 400 метров выше. И перепад высот будет более 2000 метров. Эти три курорта имеют перспективы и могут войти в десятку лучших горнолыжных курортов мира. Это будет зависеть от скорости развития. Чтобы привести конкретный пример — наши эксперты считают, что, скажем, Архыз имеет достаточный потенциал, чтобы стать эквивалентом французского лыжного кластера «Три долины», в который входят всемирно известные горнолыжные курорты Куршевель, Мерибель и Валь-Торанс. Это новое направление развития горнолыжной индустрии, и я бы сказал, что Кавказ способен достичь самых высоких стандартов Альп и Скалистых гор.

На Международном инвестиционном форуме 2011 года в Сочи делегация французского бизнеса, возглавляемая представительством Торговой палаты Франции в России, состояла из более чем тридцати компаний, от строительных до туристических. Россия предложила французским компаниям эксклюзивный контракт в проекте развития туризма на Северном Кавказе, учитывая опыт этих компаний в создании зимних спортивных курортов и соответствующей инфраструктуры.

8@

Проекты БФ «Синара»

1
2
3
4
  • Повседневная благотворительность Проект направлен на оказание помощи детям с заболеваниями головного мозга. Программа реализуется БФ «Синара», СКБ-банком и Газэнергобанком совместно с Областной детской клинической больницей №1 (г. Екатеринбург). Дети ждут Вашей помощи
  • Определены победители проекта «Точка опоры» в сезоне 2016/17 годов

    В сентябре команды-призеры из трех городов Свердловской области встретятся на финальном мероприятии сезона - «Карьерном квесте». Два дня 9 команд из Полевского, Каменска-Уральского и Верхней Пышмы будут отстаивать честь своей школы.

  • Уральская индустриальная биеннале современного искусства Партнер 4-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства Благотворительный фонд «Синара» в 2017 году предоставил грант на создание и экспонирование работ уральских художников в размере 1 млн руб. В свою очередь участники проекта должны в течение лета полностью выполнить заявленные ими для участия в биеннале произведения.
  • Первая благотворительная ярмарка прошла в Екатеринбурге

    1 июля впервые состоялась «Чудо-Ярмарка» – совместный проект Благотворительного фонда «Синара», Ельцин Центра и Свердловской общественной организации «Солнечные дети». В этот день гостям праздника удалось собрать почти 50 000 рублей, которые пойдут на организацию сенсорно-двигательной комнаты для детей с синдромом Дауна.