Публикации

22 Апреля 2013
Жизненно важные проблемы мы ощущаем кончиками пальцев, г. Москва, журнал "Промышленность и общество"

Президент благотворительного фонда «Синара» Наталья Левицкая: «Жизненно важные проблемы мы ощущаем кончиками пальцев»

Благотворительный фонд «Синара» создан в 2001 году. Сегодня его попечителями являются крупнейшие компании Урала: Группа Синара, СКБ-банк, Трубная Металлургическая Компания, Северский и Синарский трубные заводы, компания Синара-Транспортные машины, Уральские локомотивы. Фонд реализует на территории Свердловской области социально-значимые долгосрочные программы в области здравоохранения, образования, культуры и спорта, оказывает адресную помощь некоммерческим организациям. По итогам 2012 года БФ «Синара» признан одним из самых эффективных благотворителей в Свердловской области. Об уникальном опыте фонда, о проблемах, которые решают сотрудники организации и перспективах, появляющихся в сфере благотворительности, «Промышленности и обществу» рассказала президент благотворительного фонда «Синара» Наталья Левицкая.

Наталья Дмитриевна, является ли благотворительный фонд структурным подразделением ТМК? Ведь социальные проекты компании находятся в управлении фонда?

Нужно сказать, что благотворительный фонд «Синара», созданный более десяти лет назад выступает оператором лишь части социальных проектов ТМК и заводов компании, расположенных на Урале. Безусловно, что социальная программа компании гораздо шире и масштабнее. Тем не менее, нами создан эффективный механизм управления благотворительными проектами. Учитывая диверсификацию бизнеса, это более чем оправдано.

Важным фактором такого распределения ролей является и то, что на уровне компании необходима правильная оценка значения того или иного проекта. Вот, к примеру, в Каменск-Уральском пришел в негодность гипсовый кабинет травмпункта, и мы его привели в порядок. В Полевском, благодаря приобретению специальной регулируемой мебели и пособий для творчества, на базе ДХШ был открыт класс для малышей, в силу разных причин не посещающих детские дошкольные учреждения.

За счет таких малых дел фонду удается решать проблемы актуальные для территории присутствия компании, где живут работники предприятий ТМК. Созданная система работы, позволяет нам быть постоянно погруженными в ситуацию на местах и тщательно ее мониторить. Жизненно важные проблемы мы ощущаем кончиками пальцев.

Расскажите как возник фонд. Как вы попали в сектор корпоративной благотворительности?

Фонд возник на Синарском трубном заводе (откуда и получил название) при замечательном директоре Анатолии Брижане, который был знаковым человеком в городе Каменске-Уральском. Он для города сделал многое, и к нему просители ходили ежедневно. Потребовался профессиональный подход с точки зрения расставления приоритетов. Вот тогда и был создан фонд, который приступил к обработке обращений горожан. Это был 2001 год. Фонд в основном работал в Каменск-Уральском, так как благотворителем был только Синарский трубный завод, который и выделял деньги.

Со временем проекты стали выходить на уровень области. К примеру, при поддержке фонда мы в июне 2003 года в честь открытия и освящения Храма на Крови в Екатеринбурге организовали оперный гала-концерт «В земле Российской просиявшие» с участием выдающихся деятелей культуры. Надо сказать, что автором идеи выступил маэстро Мстислав Ростропович.

Сама идея делегирования полномочий по реализации благотворительных проектов отдельной структуре возникла не сразу. От точечных проектов в 2007 мы перешли к более системному подходу, когда было принято решение перенести практику работы на все предприятия ТМК в Уральском регионе. Объединение благотворительных средств позволило фонду внедрить новые формы работы при реализации социальных проектов.

Как фонд ведет свою профильную работу?

Сегодня у нас создана стройная система. Мы выработали определенные принципы, которые применяем в своей деятельности. К примеру, фонд не работает с физическими лицами. Мы понимаем, что для организации этого направления нужны совершенно определенные квалификации и компетенция, а также штат подготовленных сотрудников. Мы пытаемся сориентироваться в сфере социальных инвестиций и сосредоточились на взаимодействии с НКО.

Кроме того, следует учитывать, что есть существенное отличие корпоративного благотворительного фонда, поскольку он проводит идеи, заложенные в миссии компании-попечителя. То есть в смысле постановки задачи, фонд всегда следует в заданном фарватере.

Между тем практика показала, что созданная модель позволяет нам работать оперативно. Фонд может себе позволить участвовать в проектах, которые при финансировании непосредственно предприятием продвигались бы с гораздо большими трудностями. Мы более свободны в выборе партнерских проектов, ведь не надо забывать, что некоммерческий сектор довольно специфический, и правильный выбор партнеров многое решает. Любой вопрос требует тщательного изучения и погружения в него.

Каким образом фонд отбирает проекты для финансирования?

В правление фонда входят представители всех предприятий-попечителей, обеспечивающие обратную связь с территорией. Каждый реализуемый проект прорабатывается с благополучателем. Таким образом, мы дистанцируемся от нереальных запросов и реализуем те проекты, которые действительно актуальны в данный период времени.

Все члены Правления — болеющие душой за наше дело люди, они работают в фонде на безвозмездной основе, при этом сил и энергии тратят много. Например, Вячеслав Алексеевич Гагаринов, директор по персоналу Синарского трубного завода, курирует весь блок социальных вопросов на предприятии. Он лично участвует во всех проектах, которые реализуются при поддержке фонда в Каменске-Уральском. Вместе с волонтерами, с представителями заводской молодежной организации может поработать и на строительстве объекта, кода это требуется. Так, например, происходило, когда у нас был совместный проект с Синарским детским домом. Мы профинансировали покупку стройматериалов, а сотрудники детского дома и молодежь Синарского трубного завода вечерами и в выходные строили площадку для воспитанников: колотили, вкапывали, красили спортивные снаряды. Взрослые общались с детьми, подсказывали, учили правильно пользоваться строительным инструментом.

Также у нас есть большое направление «Именные проекты». Сейчас их 12. Некоторые выросли из адресной помощи, попробовали, а получилась интересная, качественная программа, которую имеет смысл поддерживать. Так совместно со Свердловской филармонией делаем проект «Большая музыка для маленьких сердец». Артисты филармонии выезжают в детские дома и непосредственно на месте проводят музыкальные занятия. Мы ведем работу с девятью детскими домами. В каждом из них проводится четыре занятия в течение учебного года. То есть 36 выездов Свердловская филармония обеспечивает. Раз в год проходит большое мероприятие, когда детки приезжают в филармонию, им показывают за кулисы, рассказывают о музыке и инструментах, а заканчивается все большим и интересным концертом. Происходит соприкосновение с искусством. Мы получаем много хороших отзывов от детских домов и готовы поддерживать это начинание.

Есть еще Всероссийская ярмарка певцов, которая проводится при нашей поддержке с 2002 года. Изначально она проходила под патронажем Галины Павловны Вишневской. Она сама сюда приезжала. Эта такая цивилизованная биржа артистов. Приезжают директора музыкальных театров, солист на сцене оперного театра выступает. Его смотрят, если подходит — ведут переговоры, и заключают контракт.

Со всей страны приезжают?

Да, со всей страны. Программа проходит при содействии Союза театральных деятелей, а Екатеринбургский театр оперы и балета предоставляет площадку. Сейчас проект продолжается. Лариса Гергиева откликнулась и поддержала идею проекта, став председателем Ярмарки.

Поддерживаем мы Пасхальный фестиваль, продвигаем его до Каменск-Уральского. Какие-то большие проекты мы доводим в города области. В некотором роде мы не только удовлетворяем спрос на культуру, но и стимулируем его.

Чья была идея ярмарки?

Галины Павловны. Вишневская приезжала и слушала, как пели все артисты, честно работала по семь часов исполнений. Она успевала и сказать что-то артистам. Очень позитивно влияла на участников, за что ей огромное спасибо. Кто прошел через ее руки, наверное, получил неоценимый опыт. Невозможно не отметить в проекте и патриота своего дела — Алексея Юрьевича Садовского. Благодаря таким людям, которые внутри себя смогли принять идею растрачивания, реализуются многие наши проекты.

По вашим ощущениям, какая доля в решении социальных вопросов в Свердловской области принадлежит вашему Фонду?

Я бы так не стала ставить вопрос, поскольку невозможно оценить. Свердловская область — очень большой регион, а следовательно и проблем здесь немало. К тому же социальная сфера очень емкая, чем больше вкладываешь, тем больший эффект достигается, поскольку мы говорим о вложениях в человека и гармонизацию его в обществе. Только одним фондом закрыть все амбразуры невозможно. К примеру, мы поддерживаем проекты, которые работают на идентичность территории. Если же речь идет о культурных программах, то стараемся действовать более глобально.

Вы говорили, что стимулируете создание НКО на территории вашего присутствия. Каким образом?

Скажем, собираются люди на встречу с нами, поднимает руку дядечка и говорит: а я садовод, мне надо изгородь поставить, дайте денег. Хорошо, отвечаем, только давайте вы будете не просто садовод, а Товарищество садоводов. Обратитесь и сформулируйте идеи, потому что изгородь — это, возможно, хорошее дело, но непонятны последствия. Вы, например, хотите, а соседи нет.

Конечно, это не значит, что сразу из аудитории люди побегут объединяться для решения своих проблем. Но работа в этом направлении необходима.

Фонд первый в регионе реализовал грантовый конкурс среди НКО. Считаем, что это очень востребованная и правильная форма. Она учит НКО сформировать проект, попытаться его вычленить из общих задач, которые у них существуют, правильно его подать. Проект должен быть реализован в течение года. Это также заставляет заявителя выстраиваться под определенные рамки. Мы считаем, что здесь достигли положительных результатов, в настоящее время профинансировано 130 реальных проектов!

Надо сказать, что мы и сами участвуем федеральных грантовых программах. Несколько наших проектов, реализуемых совместно с НКО получили государственное софинансирование.

А насколько НКО готовы сегодня к такой форме?

Грантовый конкурс существует с 2007 года, он проходит в два этапа. Решение о финансировании принимает Правление простым большинством голосов. По-прежнему сохраняется тенденция, когда надо «дотягивать» заявки, чтобы они соответствовали проектному подходу. Тем не менее, я бы сказала, что конкурсный механизм — это одна из самых интересных форм работы, когда финансирование получают действительно лучшие проекты.

Какие еще формы вы продвигаете как корпоративный фонд?

Еще одна форма сотрудничества, которую мы развиваем последние несколько лет, — корпоративное гражданство. Мы привлекаем в наши проекты, разумеется, с их согласия, сотрудников предприятий. У людей есть возможность выбрать что-то по душе и лично участвовать в различных корпоративных благотворительных акциях. Так удалось серьезно развить направление донорства. Работаем с нашим детским онкоцентром, там сформировалась хорошая группа доноров. Кровь для онкоцентра нельзя собрать на выездах (есть донорские проекты, где выезжают специальные автобусы). В отношении онкологии это не работает, тут другой подход. Столкнулись, кстати, с проблемой: много девушек хотели бы сдать кровь, но не проходят по килограммам, слишком мало весят.

Круг желающих участвовать в проектах корпоративного гражданства расширяется. На последний Новый год 1500 подарков собрали для воспитанников детских домов. Люди сами хотят в этом участвовать, мы никого не принуждаем. Сотрудники СКБ-банка, например, спектакль поставили и продемонстрировали детям на Новогодние праздники.

Как вы сотрудничаете с властью на местах? Особенно в моногородах, где все решения часто принимаются единолично?

Мы активно работаем с Управлениями образования, здравоохранения, культуры. Сегодня все, с кем мы сотрудничаем правильно воспринимают наши правила работы, которые предполагают создание бюджета, детальное прописывание проектов. Для многих было сначала удивительно, что мы настаивали на прописывании достижимости результата. Раньше о благотворительности вообще не было принято говорить с позиции категории эффективности. Наша позиция очень простая: если выделяются деньги, то должен быть хоть маленький, но результат. По крайней мере, мы так формулируем для наших благополучателей целеполагание, потому что многие понимают, что деньги им нужны для проекта, но не готовы идти до конца, до результата, могут бросить.

Каков механизм контроля?

У нас со всеми благополучателями договорные отношения. Договор дисциплинирует благополучателей, которые понимают, что должны отчитаться за полученные средства. Конечно, бывают разные истории, но в целом такая форма оправдана. Все, кто с нами работает, предоставляют подробные отчеты. Ну и, конечно, личный контроль. Мы бываем на всех мероприятиях, которые поддерживаем. Посещаем каждое учреждение, которому выделены средства, приезжаем, смотрим, что из намеченного реализовали, что получилось. Благодаря такому пристальному вниманию процент удачных проектов высокий.

Какие коммуникации используете для работы с благополучателями? Как реагируют в некоммерческом секторе на ваши требования и инициативы?

Что касается первого вопроса, то связи достаточно традиционные, никаких тут новшеств нет. Прямой контакт — самая грамотная коммуникация. У нас есть свой сайт. Большая проблема в том, что наш некоммерческий сектор незрелый. Он сегодня зачастую несостоятельный. На Западе, к примеру, третьему сектору государство делегирует выполнение многих социально-общественных функций. В нашей истории прецедентов пока немного, но мы должны идти по этому пути. Если мы говорим о социальной службе, которая помогает старикам, то эту работу вполне могут выполнять люди, которые сегодня ее уже делают. Просто они могут еще и средства какие-то получать и делать эту работу более качественно. Они внутри этого процесса.

В какой степени государство может быть свободно от обязательств перед социальными программами, возложив их на промышленность?

Государство обязано выполнять свои функции, и социальные, конечно, самые востребованные.

Но не всегда выполняет их.

Но это не означает, что мы можем собою подменить государство. Потому что именно государство выстраивает приоритеты и собирает налоги, которые должны расходоваться на социальную сферу.

У государства обязательства, а у промышленности – добрая воля.

Верно. Но добрая воля по-разному рождается. Бывает, приходит понимание, что если ты что-то не сделаешь, то случится беда. Но так не должно быть. Корпоративная благотворительность — это та сфера, которая демонстрирует отношение компании к общественному сектору. Компания все равно идет от прагматического интереса. Работает на своих работников и членов их семей. И это правильно, это вектор ее социальных инвестиций.

Вам не кажется, что предприятия недостаточно громко говорят о своей благотворительной деятельности, ведь заниматься благотворительностью «исподтишка» не совсем верно, надо своим примером вдохновлять бизнес на социально-ориентированные проекты?

На самом деле мы достаточно активно работаем в направлении популяризации нашей деятельности. Во-первых, нашу работу активно поддерживают корпоративные издания. Во-вторых, мы пошли путем привлечения СМИ в наши проекты. Например, инициировали семинары для НКО по способам подачи информации, пригласили руководителей СМИ, чтобы они рассказали как формировать информацию, чтобы она была им интересна.

Кроме того, принимаем активное участие в мероприятиях наших коллег. Например, плодотворно сотрудничаем в этом направлении с «Форумом доноров». В июне при поддержке Союза промышленников и предпринимателей Свердловской области вместе с «Форумом доноров» проведем семинар, в котором примут участие представители промышленных предприятий, курирующие благотворительностью. Неважно в каком качестве, главное, что они в теме, погружены в проблему, считают этот вид деятельности одним из приоритетных.

Вот уже третий год подряд АЦ журнала «Эксперт-Урал» проводит исследование по благотворительности на Урале. По итогам исследования организуют конференцию по вопросам благотворительности и социальной ответственности. Так что у нас появилась отличная коммуникационная площадка.

Последние три года мы также активно работаем с Гражданским форумом Уральского федерального округа. При нашей поддержке проходит конкурс социально-значимых проектов «12 гражданских инициатив УрФО», выставка социальных проектов, форум молодежи УрФО «Актив» и другие проекты направленные на совершенствование информационно-коммуникационных технологий в третьем секторе.

8@

Проекты БФ «Синара»

1
2
3
4
  • Повседневная благотворительность Проект направлен на оказание помощи детям с заболеваниями головного мозга. Программа реализуется БФ «Синара», СКБ-банком и Газэнергобанком совместно с Областной детской клинической больницей №1 (г. Екатеринбург). Дети ждут Вашей помощи
  • Определены победители проекта «Точка опоры» в сезоне 2016/17 годов

    В сентябре команды-призеры из трех городов Свердловской области встретятся на финальном мероприятии сезона - «Карьерном квесте». Два дня 9 команд из Полевского, Каменска-Уральского и Верхней Пышмы будут отстаивать честь своей школы.

  • Уральская индустриальная биеннале современного искусства Партнер 4-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства Благотворительный фонд «Синара» в 2017 году предоставил грант на создание и экспонирование работ уральских художников в размере 1 млн руб. В свою очередь участники проекта должны в течение лета полностью выполнить заявленные ими для участия в биеннале произведения.
  • Первая благотворительная ярмарка прошла в Екатеринбурге

    1 июля впервые состоялась «Чудо-Ярмарка» – совместный проект Благотворительного фонда «Синара», Ельцин Центра и Свердловской общественной организации «Солнечные дети». В этот день гостям праздника удалось собрать почти 50 000 рублей, которые пойдут на организацию сенсорно-двигательной комнаты для детей с синдромом Дауна. 

Арт-маршрут