Публикации

23 Мая 2014
«Нужно будет поехать в Лондон - поедем в Лондон», Znak.com

Приехавший из Москвы новый глава СКБ-банка Илья Зибарев, судя по его речи, уже давно считает и Екатеринбург, и возглавляемый им банк «своим». И хотя многие объясняют такой подход традициями школы MBA, поведение банкира не выглядит наигранным. Вместе с тем ответ на самый популярный вопрос, не переедет ли крупный уральский банк в Москву, Илья Зибарев считает преждевременным. Мы обязательно спросим об этом еще раз, осенью, когда будет готова стратегия развития СКБ-банка, заказанная западным экспертам. Пока же интересно было услышать о причинах увольнения из кредитной структуры топ-менеджеров, а также узнать, каким Илья Зибарев видит будущее СКБ-банка.

- Илья Владимирович, несколько месяцев назад вы возглавили СКБ-банк. К этому дню удалось уже что-нибудь сделать, можете что-нибудь записать себе в актив?

- Я себе в актив с первого дня все записываю. Но для того чтобы сейчас об этом говорить публично, нет оснований. Потому что ведется работа по перестройке системы внутри банка, по налаживанию работы с новыми сегментами, вводу новых продуктов. Это такой банковский challenge. Конечно, мы уже поменяли продуктовую линейку для физлиц, мы объявили новые депозитные условия, мы очень существенно меняем систему отчетности, по-новому посмотрели на взыскание долгов. Но это все продолжающийся процесс, и зафиксировать его сейчас, на 4-й месяц работы, бессмысленно. Это было бы полумерой, суррогатом настоящих решений.

- Ну, вот недавно вы сказали, что СКБ-банк стал открытым, как никогда. Это, наверное, тоже ваша заслуга?

- Открытым в сфере отчетности. Я думаю, да. Мы и внутри банка достаточно открытую политику стали проводить. У меня подход такой: когда человек отвечает за бизнес, он должен полностью его знать и понимать. И все дискуссии мы стараемся сделать более открытыми внутри банка. С тем чтобы весь топ-менеджмент, от которого зависит работа банка, знал не только свою сферу. Например, я занимаюсь вкладами, и все. Считаю, что это неверно. Человек, занимающийся вкладами, должен также понимать, что происходит с картами, что творится в клиентском сегменте вообще. Потому что когда он расширяет свое сознание, он лучше думает о своем клиенте, о продуктовой внутрибанковской политике в целом.

- Этим вызваны изменения в топ-менеджменте, которые произошли в банке? За последние три месяца из СКБ-банка уволились три члена правления.

- Я думаю, что изменения в топ-менеджменте вызваны, прежде всего, решением этих топ-менеджеров. Я говорил в самом начале, что по профессиональным качествам все специалисты меня устраивали. Но если ты долго работаешь в одной среде, принять изменения всегда сложно. И учитывая, что все эти люди были известные, хорошие и профессиональные, наверное, не всегда они готовы были быстро начать заниматься, условно говоря, перестройкой. Какие-то процессы для людей были новые, и, наверное, многие это осознавали и решили уйти работать в другое место.

- На их место уже подобраны кандидаты?

-Да, мы нашли очень сильного кандидата на розничный бизнес. Сейчас занимаемся поисками специалиста по малому и среднему бизнесу. Нашли очень сильного человека на взыскание. Мы очень серьезно усиливаем кадры, и я считаю, что это здорово. С одной стороны, хорошо, когда люди работают по десять лет, с другой стороны - отсутствие «свежей крови», нового опыта тоже сказывается. И сейчас, когда команда подбирается очень разная, из разных банков, с разным опытом, – это большое счастье, потому что все могут дискутировать и делиться разным опытом.

- Эта «свежая кровь» будет из Москвы?

- Она почти вся из Москвы. Правда, там есть специалисты, мы их называем репатрианты, - люди, которые либо из Екатеринбурга, либо их других городов приехали в Москву, прошли «чистилище» московским бизнесом и вот сейчас, слава Богу, возвращаются обратно к нам. Много из Москвы. Но это не минус, скорее, это всё-таки плюс, потому что у них много опыта, и этот опыт самый-самый передовой. Плюс Москвы в том, что это как крыша бизнеса, ты там видишь все, что происходит. Но я уже говорил, что это большое счастье, что у нас такой город, куда люди хотят ехать. Это надо пестовать, развивать. Я недавно был в УрФУ, мне там рассказали, что вуз конкурирует с петербургским университетом за студентов. В принципе, и бизнес также должен конкурировать с Москвой. И если к нам хотят ехать – это хорошо. Не думаю, что еще в какие-то города хотят ехать, - Петербург и Москву не беру.

- Илья Владимирович, вы работали топ-менеджером в крупных федеральных банках, теперь возглавляете региональный. Как считаете, должно быть много региональных банков или мало?

- На этот вопрос нет ответа. Есть пример Германии, где больше 2 тысяч банков, и это нормально, они всю жизнь так жили. В Америке много банков региональных. Там есть Wells Fargo – калифорнийский банк, суперизвестный (четвертый по величине банк США, контролируется Уорреном Баффетом – ред.). В принципе, история СКБ-банка может стать похожей. Мы можем стать Wells Fargo в России.

Утверждение «федеральный» или «региональный» банк – очень относительное. СКБ-банк работает в 134 городах, открыл почти 200 точек продаж. Можно сказать, федеральный охват. Но вопрос, что назвать федеральным банком. В моём понимании федеральный банк – это когда его экономическая структура как-то связана с экономической структурой страны. В этом плане у нас в Санкт-Петербурге один офис, а должно быть, наверно, 20 офисов. В Москве – два, а должно быть, наверное, 40. Потому что в Москве больше потенциала, чем в любом другом городе. Вот это в моем понимании – федерализм.

Скажу честно, наши амбиции – в этом направлении. Осенью у нас будет подготовлена глобальная стратегия вместе с западным консультантом, я даже специально её никак не меняю своим мнением. Посмотрим, что будет. Мне кажется, что история крупного сильного регионального банка – для СКБ-банка это уже история свершившаяся. Мы уже такие. Что мы можем сделать из этого? Мы хотим стать большим, хорошим, высокотехнологичным банком, с инновациями и четко работающими процессами, чтобы между нашим банком и любым другим крупным федеральным разница была только в масштабе. Масштаб – вещь не очень сложная: больше денег в капитал, больше инвестиций в сетку. Наша сетка уже позволяет нам чувствовать масштаб. Масштабировать 200 офисов в 500 – это не так сложно. Там серьёзно ничего не меняется, ведь это не качественный рост, а количественный. Поэтому, добившись высокого качества всех процессов сейчас, мы будем спокойно двигаться в сторону крупного федерального банка.

- После усиления бизнеса в Москве и Санкт-Петербурге не последует ли перерегистрация банка в Москве?

- Во всем должен быть смысл. Регистрация банка носит во многом юридический и формальный характер. Здесь, в Екатеринбурге, - сложившиеся отношения, понятный регулятор, может быть, достаточно консервативный, но в банковской сфере это плюс. Где иметь офис продаж – какая разница? Нужно будет поехать в Лондон - поедем в Лондон. Вопрос о переезде мне постоянно задают. Я понимаю, что это, наверное, актуальный вопрос. Но мне кажется, надо уже перестать думать такими шаблонами. Важно, чтобы здесь были рабочие места и наш город был вовлечен в крупные глобальные российские проекты. Если здесь будет полезно и качественно, комфортно вести свой бизнес, все будут работать здесь. Если бизнесу нужно будет уехать в другой город, он уедет в другой город. Посмотрим. Это преждевременный вопрос. Никакой фиксации на то, быть здесь или не быть, у нас нет. Регистрацию, я думаю, вообще менять никогда не будем. Это исторически сложилось, мы все равно уральский банк, и если мы будем завтра в топ-10 или топ-3 федеральных банков, мы всё равно будем банком с уральскими корнями.

- Вы сказали, что для развития необходим капитал. Основной акционер (Дмитрий Пумпянский – ред.) готов вливать в СКБ-банк дополнительные средства? Планируется ли в этом году увеличение капитала с его стороны?

- Я упомянул капитал не в разрезе моего банка, а в целом, говоря, что если вам надо развиваться, то всегда нужен капитал или деньги для развития. Если отвечать на ваш вопрос, то точно будет понятно после появления стратегии. Акционер, а я считаю, нам с ним глобально повезло, не говорит: я хочу, чтобы было вот так. Он говорит: покажите, что, как вы считаете, должно быть. Заинтересуйте меня своей идеей. Если идея будет интересная, скорее всего, будет понятно, как привлечь необходимые деньги. А может, они нам будут и не нужны. Может, нашей идеей будет остаться в текущих масштабах, просто существенно и качественно улучшиться. Все будет понятно осенью.

- Будем с интересом ждать.

- Да мы сами с интересом ждём.

http://www.znak.com/svrdl/articles/23-05-16-29/102423.html
8@

Проекты БФ «Синара»

1
2
3
4
  • Повседневная благотворительность Проект направлен на оказание помощи детям с заболеваниями головного мозга. Программа реализуется БФ «Синара», СКБ-банком и Газэнергобанком совместно с Областной детской клинической больницей №1 (г. Екатеринбург). Дети ждут Вашей помощи
  • Определены победители проекта «Точка опоры» в сезоне 2016/17 годов

    В сентябре команды-призеры из трех городов Свердловской области встретятся на финальном мероприятии сезона - «Карьерном квесте». Два дня 9 команд из Полевского, Каменска-Уральского и Верхней Пышмы будут отстаивать честь своей школы.

  • Уральская индустриальная биеннале современного искусства Партнер 4-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства Благотворительный фонд «Синара» в 2017 году предоставил грант на создание и экспонирование работ уральских художников в размере 1 млн руб. В свою очередь участники проекта должны в течение лета полностью выполнить заявленные ими для участия в биеннале произведения.
  • Первая благотворительная ярмарка прошла в Екатеринбурге

    1 июля впервые состоялась «Чудо-Ярмарка» – совместный проект Благотворительного фонда «Синара», Ельцин Центра и Свердловской общественной организации «Солнечные дети». В этот день гостям праздника удалось собрать почти 50 000 рублей, которые пойдут на организацию сенсорно-двигательной комнаты для детей с синдромом Дауна. 

Арт-маршрут